Anain
Мне хотелось бы верить, что я - лишь плохой набросок кого-то доброго, светлого и живого.
Запястья у птиц тоньше страниц
Жаль, что хожу без сердца,
Я обнял бы твою тень,
Я обнял бы твою тень.


РИ "Дом. Круг возможностей." по книге "Дом, в котором". 11-13.12.2015
Неканонная девочка, влюблённая в...



Слушать:

Ольга Арефьева – Я больше не оборотень
Ольга Арефьева и Ковчег (Снег, 2011) – Полюби меня
Полынья – Я — пламя
Елена Фролова, Эльмира Галеева, Юлия Зиганшина – Газелла о воспоминаниях(Лорка)


Читать:

Consumor aliis inserviendo
светя другим, сгораю сам.



Мир горит. Я тлею на глазах у всех. И все продолжают спрашивать, откуда на мне столько чёрного цвета. Неужели не видно, что я закрываю пламя, оберегая вас?

Моя история не так интересна. Моя история банальна, исчерпана и надоедлива. Она написана во множестве книг. «Только слабые любят» - сказал мне кто-то. Дорогой мой друг, я не согласна.

Всё начинается лишь тогда, когда моя главная свеча – красная Любовь – обжигает меня, проливается кровавым воском на пальцы. Я смотрю на это, чувствуя горечь и предательство, безысходность того, что загоняет меня в мои рамки. Я смотрю и понимаю, что ежесекундно тянущее чувство «осветить путь в темноте» рушится. В этот самый момент приходит Рыжий – тонкая звенящая струна, тёплое плечо - мягко уводящий в ванную и смывающий с рук всю мою боль. После я записываю странную вещь: «может ли под лицом клоуна быть нечто большее? всегда». Он просит рассказать то, о чём я пишу, но как? Как мне сделать это, раскрыть то, что я вижу подсознательно, чувствуя холод от его рук и смеха? Я не расскажу тебе сказку, Рыжий. Прости.

Время говорить с Кроликом. Смотри, говорю, братец, я зажигаю теперь Удачу, потому что Любовь обожгла меня. Я не смотрю в его глаза, но я знаю, что могу там увидеть. Прости меня, Кролик. Что и ты обжёгся о красный цвет.

Когда Он – моя тёмная искорёженная птица, которую я мысленно обнимаю всегда и всюду - берёт в бледные свои когтистые руки Любовь и зажигает её, сердце моё готово разорваться. Если оно у меня есть. Если оно ещё не истлело.


***



полюби меня
я слишком горяча и легка
моего коня
не удержит в узде рука
вхожу в реку и закипает река
мне любая тяжесть легка


я живу только лишь даря
я живу только лишь горя


Мне кажется, каждый в Доме знает, что я почти живу на своём личном Перекрёстке: площадка между вторым и третьим. Я всегда тщательно продумываю, какую свечу оставить на этот раз. Каким будет правильный свет. Кому ещё он может быть нужен.
Я пою на балконе страшные вещи, я разбиваюсь о каждый угол, лечу с лестницы, разрываюсь от непонимания: почему меня не принимают? Как я сумела построить такие высокие стены сама?

Когда СД срывает покровы с каждого, достаётся и мне. Балкон, где меня слышит Дом, становится местом, где я действительно начинаю говорить. О том, что я такое, чего я жду и что ждёт меня. О том, что дым от сигареты похож на дым из меня. Меня забавляет эта игра, но мой насмешливый голос срывается в крик: может, мне правда стоит спрыгнуть? А полетела бы такая птица, как я? Скольких бы я предала, скольких разрушила бы до конца? Что? Ни одного?.. Я скуриваю сигарету, на которой написано «ОНИ». Кто они? Я не знаю. Они ждут меня за незримой чертой Изнанки. Ждут моей огненной жертвы, а я всё никак не могу вернуться и спасти их.
Разговор с собой, вроде как направляемый Кролику, крепко держащему мои плечи и не дающему подойти к краю, прерван неземным холодом за моей спиной. Я вижу это молчание. Я слышу, как зелёные стёкла на глазах стоящего впитывают мои слова.
Я ухожу.

Я ухожу, чтобы услышать заветные слова. Приглашение к чёрному цвету и взращенной внутри смерти и пустоте. Я сумею согреть.
Уж я-то. Ха! Сумею.

Страшные твари приходят с Изнанки, чтобы вывернуть нас. Меня целуют и жгут, выжигают мной же меня, как это страшно, Дом. Как одиноко.
Как одинок каждый в своём страхе и слабости. В петле над столом. В обмороке на лестнице. В коме. Довёл бы всех их Данко, вырывающий сердце из своей груди? Втоптали бы они его в землю?

Ночь отнимает все силы. В Гнезде тепло и уютно. Птицы – мои чёрные братья. Озеро, созданное варганом, тихо плещет о берега. Перья обнимающего меня вожака закрывают весь мир. Пламя кричит, кривясь возле самых лёгких. Вместо каждого сказанного вслух лишнего слова я закрываю глаза.
В Самую Длинную понимаешь, кто чего стоит. Кого ты готов спасти. За кого готов рвать и метать. Считаешь по пальцам, а потом понимаешь – за всех. Потому что это твой Дом, и ты часть, важный осколок того самого разбитого на Перекрёстке зеркала. Ты наконец-то это понимаешь.
Поэтому когда уходит Ральф, всё распадается навсегда. Каждое стекло медленно рассыпается в пыль. Пыль летит с ладони и растворяется в напряжённом воздухе. Я не знаю, чей плач разрывает пространство первым.
Мы ждём. Мне кажется, мы ждали бы до конца времён. Каждый своё, каждый себя. Мастер, сделай нам новую раму. Мастер, сложи мозаику осколков так, чтобы всё было правильно.
Каждый из нас – треснутая поверхность.
Р.


Спасибо.



Девы
Мои состайницы. Крепость, разошедшаяся на весь дом в тёплые руки парней. Любовь. Неважно: к хитрой улыбке, розе на щеке, звёздному другу. Калейдоскоп чувств, выраженный в танце на Перекрёстке, в промокшей одежде, хохоте, ласковом взгляде. Фляжка, протянутая вовремя. Погибель чьих-то мыслей.
Звездочёт, тёмных тебе дорог. Не пугайся. На них лучше всего видно звёздное небо. Я отдала бы тебе свою звёздную шаль, но она – мои крылья.
Ветер, верных перекрёстков и тёплых костров для тех, кого ты любишь, кого ты ждёшь. Твои заботливые руки сделали для каждого домовца много доброго и хорошего. Девочка-скерцо северного ветра, белая-белая птичка, вылетающая в окно за снегом. Помнишь, что любить всех – это не любить никого? А что если все – это действительно ты сам? Вот с чего стоило бы начинать.
Русалка, живое сердце в проточной воде, бусины и ракушки, ласковые сети, укрытые водорослями. У твоей любви стоило учиться, у твоей самоотверженности не было границ. Прости меня за ту бурю на море. Спасибо за то, что спасла меня, когда я готова была исчезнуть.
Муха, искра от костра, дребезжание украшений, роза за ухом. Табор, уходящий в небо за твоим полётом. Сколько в тебе было силы, чтобы пойти за мной, чтобы дать мне руку, попытаться спасти, когда никто не пришёл на помощь. Спасибо за песни.


Шестая

Мои Короли. Глуповатые ухмылки и желание прикоснуться до того, что кажется таким возможным и доступным. Попытка забыться, посмеяться, понравиться. Кинь в огонь сухой хворост – разгорится и заискрит. Дайте мне огня!

+ Ртуть. Я рада, что у тебя не получилось. Любовь и Удача не для убийц.
Кролик. Ты единственный, кто принимал всё молча. И понимал. Наливал это грёбаное пойло и оставался рядом, когда крик разрывал голову, укрывал, когда все только смотрели, помогал выбраться оттуда, где я потерялась. Спасибо за самое важное – Лунную. И, знаешь, я всё-таки рада, что отказалась.


Четвёртая

Лорд. Прикосновение дракона и Погибель во фляге. Сонное объятие на периферии безумства. Мысленно я всё ещё вижу твою ухмылку. Как больно терять огненные подарки от не_прекрасных принцев.
Табаки, свет очей моих, великий крёстный. Спокойный старческий взгляд, темнеющий и завораживающий, оценивающий и заинтересованный.
Твоё лицо, когда я сделала тебе подарок – бесценно. Помни о нём, пожалуйста. Ты же знаешь, что когда-нибудь придёт время говорить. Ты всё знаешь.
Слепой, я спою тебе. Спою тебе не только молчаливую песню. Ты услышишь мой голос.
Волк,
Отпусти меня!
Слышу настойчивый зов,
И набатом в висках откликается вновь
Распаленная боль, раскаленная кровь.

Воспаленная ночь полыхает в груди. В нас обоих.


Седой

Будь воля на то моя,
и речь бы была недолгой.
Да я-то уже не я,
и Дом мой уже не дом мой.
Не видишь ты эту рану
от горла и до ключицы?
Всё кровью пропахло,
всё кровью моей сочится.
Любовь моя, цвет зёленый.
Зелёного ветра всплески.

Я буду сильной.

Рыжий
Тёплые руки, обнимающие меня. Руки, смывающие кровавый воск с обгоревшей руки.
«Ну что, не работают твои удача и любовь? Ну-ну, не плачь».
Танго и смех, глубокий взгляд из-под стёкол.
Ты единственный, кому я это «спасибо» хочу кричать.

Третья
Мои прекрасные чёрные братья. Это вам я освещала дорогу, вам желала тепла.
Как смешно, наверное, говорить девочке, что вот вы, именно вы, стали моей Стаей. Где-то глубоко в моём сердце.
Красавица, мой истощённый, измученный птенец, укутанный в мои же крылья. Мой отважный спаситель, готовый отдать последнюю кофту. Приглашающий войти в святая святых. Человек, подаривший мне чистейшее озеро в глубине грота. Ценнейший подарок.
Конь. Испуганный, брыкающийся, но готовый помочь. Мои красные губы и белые руки пусть не тревожат больше твои сны.
Гай. Что могу я сказать? Мне жаль, что тогда я испугалась того, что ты можешь меня согреть.
Дронт. Выпей-абсент-запей-виски-умница-ложись-на-колени. Чёрный и острый птичий взгляд, ласковые руки, ведущие в танце. Поцелуй в лоб, разговор на балконе. Мысленно я всё ещё укрываю тебя крыльями.

Стервятник

Я люблю тебя.

@музыка: Ольга Арефьева – Я больше не оборотень

@темы: Дом, в котором