Anain
Мне хотелось бы верить, что я - лишь плохой набросок кого-то доброго, светлого и живого.
...I heard voices,
Some would sing and some would scream,

You soon find you have few choices.


When I was a child, I'd sit for hours,
Staring into open flames,
Something in it had a power,
Could barely tear my eyes away.


Мóгол. РИ "Последний круг" по книге "Дом, в котором", сыгровка в ночь с 29 на 30 апреля. 2016 год.



Слушать и пропускать сквозь себя слова:

Hozier – Arsonist's Lullabye
Hozier – It Will Come Back


Читать:

Ночь, когда можно говорить. Вязкая темнота, скрывающая наши лица, но жаждущая голосов. Вырывающаяся наверх правда, что накопилась пыльным слоем внутри. Ночь, когда больше всего боишься того, что шепчет тебе твоё сердце. Оставайся в холодном уме, чтобы не поранить, поджечь, порезать, убить...

Тревожно.
Русалка задумчива - лёгкая рябь по поверхности воды, светлый лучик на глубине, невод волос, в котором запутался лёгкий звон и серебристые рыбки. Смотрю, любуясь чистотой. Тихим призраком садится рядом Стикс, прячет глаза, сиреневая дымка клубится за её спиной. Вздыхаю и вытягиваю из рюкзака маленький маяк, загорающийся изнутри. Веду рукой, и по комнате Четвёртой плывут разноцветные волны, укачивая мир вокруг. Русалка вскидывается и радостно принимает подарок, благодарит, любуется, передаёт в руки Стикс и вспоминает про свой подарок. Молча наблюдаю, понимая, что мой подождёт до какого-то времени, и иду искать любимого, укутав плечи в крылья, крепко держа Любовь в больной руке.

Он находит меня раньше, чем я успеваю выйти. Цепляюсь за жёлтый печальный взгляд и ловлю в его глубине отражение своих чувств. Вспыхиваю, закрываю лицо, иду за ним в Кофейник - выпить. Мы переживаем тяжёлые ночи по-своему. Радостно думаю о том, что я почти часть Третьей, а потом замечаю лицо Сфинкса, сидящего напротив. Мир заходится страшным шипением, и только после яркой вспышки и крика Стервятника, понимаю, что горю. Вспыхивают волосы - ярче, чем мой обычный цвет, ярче Любви в моей руке, и я заливаюсь безумным смехом, пока Вожак Птиц тащит меня к Ральфу - своему почти-что-другу - чтобы там испуганно укрывать меня пледом, отвечать на страшные, но такие ненужные вопросы... "Кто это сделал? Кто на тебя напал? Кто это видел?" Да кто это мог быть?.. Прогоревшая девочка возле Перекрёстка, восковое чувство за стеклом, так подло поступившее со мной... Руки, лицо, всё вокруг пахнет горелым, я вижу испуганные глаза Стикс, вижу тревогу Стервятника, который - как удивительно!.. - целует мою голову и будто бы совершенно не чувствует дикий запах сгоревших волос - мою суть, кару, боль. Смеюсь в лицо Ральфу, захлёбываясь горечью.

В Кофейнике много невысказанных вопросов в глазах, от взглядов становится душно и липко. Прячусь за стойкой Кролика, пью обжигающий зелёный абсент, ловлю настороженный взгляд Филина. Снимаю очки, потому что не хочу никого видеть. Ни-ко-го. Стервятник озадаченно отпускает меня, глядя вслед. Почти убегаю.
На Перекрёстке гадают. Табаки увлечённый и яркий, что-то доказывающий сидящим вокруг. Смотрю на него, хочу расплакаться и лечь на колени к крёстному, рассказать зачем-то, чтобы услышал. Зачем? Закусываю губу, чтобы отвлечься от боли и ожога на лице, закрываюсь от всех. Волк садится рядом и долго говорит со мной, а я цепляюсь за его голос, чтобы не слушать себя изнутри.

Я ведь знаю, что Дракон не любит меня и всё время твердит Вожаку о том, что я лишняя. Никогда не стану одной из них. Мешаю вожачить, мешаю жить, мешаю своим видом и присутствием. Все силы Стервятника уходят на меня, и мне страшно от того, что он мог привязаться ко мне сильнее, чем ему нужно. Всё же я не такая страшная потеря, как в тот, первый, ужасный раз несколько лет назад... Все рассказывают сказки про Тень, и мне не представить, каково ему слышать это имя. Я никогда не спрошу.


Стикс ловит меня, чувствуя боль. Усаживает в мягкой темноте коридора и просит отдать всё, что есть. Отказываюсь, потому что это моё. Только моё. Вода накрывает щиколотки, а потом течёт по щекам, когда я рассказываю девушке о том, что чувствую. Как стараюсь не бояться - Рыжий взял с меня слово - но мне не выбраться от теразющих меня сомнений и предрассудков. "Я хочу уйти от него, чтобы потом не было так больно. Меня обожгла моя же Любовь, что будет дальше?" - мой голос немного дрожит. Дарю ей подвеску с сухими розами: мёртвые, но живые. Мудрая мёртвая, но живая Стикс держит меня за руку и говорит правильные слова о том, что мне нужно слушать себя и представить, что последует за поступками. Ловлю взгляд Стервятника, стоящего позади нас, закрываю лицо волосами, отворачиваюсь, и чувствую раскалённую напряжённую нить его тревоги. Уходи. Не смотри на меня.

Вода накрывает плечи, говорю Стикс об этом, почти ложусь на спину и говорю ей про реку и звёздное небо над головой. Ещё немного и она бы... Стервятник решительно врывается в разговор, в пересечение взглядов, вытаскивает меня за руку и уводит. Укладывает на перекрёсточный диван, обнимает. Затихаю, удивляясь тому, что говорила совсем недавно. Ночь творит со мной нечто страшное, выскребая самое мерзкое и подлое. Что будет дальше?.. "Пожалуйста, береги себя. Обходи стороной Валета и Ральфа." Очень удивляюсь, услышав про Р1. Да и Валет не внушал мне опасений - тихий, задумчивый, грустный... Смотрю в жёлтые птичьи глаза, мир затихает и укрывает нас непроницаемой защитой, и я говорю очень страшные слова: "Иногда мне кажется, что мой огонь - это попытка осветить ту темноту, что внутри тебя." Молча целует в губы.


All you have is your fire,
And the place you need to reach.
Don't you ever tame your demons,
But always keep them on a leash.



В Кофейнике многолюдно. Пью, кидаю взгляды.
Кролик, уверенно разливающий коктейли, многоликий и всемогущий в освещении огоньков; хрупкая изломанная Кукла; Филин слева, осторожно смотрящий из-под чёлки. Стервятник. Лица сливаются, кто-то убегает и снова приходит. Филин трогает мою руку и говорит, что она горячая. Улыбаюсь. Беру книги и начинаю гадать по строкам. Как же страшно попадать в самую цель, когда лицо просящего искажается, когда он уходит, задумчиво смотря перед собой, рассеянно благодарит. Ловлю за клетчатую рубашку Мешочника, который внезапно оказывается передо мной. Он удивлён, но загадывает страницу. Ищу, вчитываюсь...

- Эй! Мешочник! - не слышит.
- Он просит называть себя Наилем, - вмешивается заинтересованный Филин, и я удивляюсь странному имени. Сам себя крестил?

На это имя он откликается. Послушай меня, Наиль.


"Я видел, как два колоска воскового цвета,
мертвые, хоронили гряду вулканов,
и видел, как два обезумевшие ребёнка,
отталкивали, рыдая, зрачки убийцы."


Смотрю ему в глаза - один подёрнут белой плёнкой, и Пёс отходит от меня, пронзив взглядом.
Позже я начну понимать, почему его сторонятся, когда он предложит Психу выпить своей крови, перессорится со Стаей. Слышен страшный и одинокий вой каждого Пса по всему Дому... Сироты...
Стервятник отказывается от гадания, но я упрямо открываю страницу.
"Я любить тебя буду так же, как ты меня." Кладу голову на его колени.

Бессмысленные скитания по Дому, поцелуи и объятия на Перекрёстке и в Четвёрке. Мундштук, который Крыса - тёмная, красивая, независимая - отдаёт мне в руки, говоря, что мы сочтёмся. Да, мы сочтёмся... Ночь отошла от своих прав. Возвращаюсь в Кофейник, закуриваю сигарету, сидя на полу, хватаюсь за книги. Мешочник, Табаки рядом. Улыбаюсь крёстному, чувствуя волну тепла. Снова гадаю всем, кто хочет, не требуя ничего взамен. Читаю одноглазому Псу про то, что он украдёт чужую женщину, заливаюсь пьяным смехом, а после удивлённо замолкаю, чувствуя, как ложится его рука на мои ноги. Поднимаю взгляд - подходит Стервятник. Но то ли он не видит, то ли старается не замечать?.. Комната наполняется холодом, странно дрожит мир, кто-то бежит из Кофейника, кто-то начинает плакать. Мой любимый исчезает за дверью бара.
Ральф на глазах у всех уводит к себе. Вспоминаю, как совсем недавно он выпытывал у меня любые новости про окровавленную рубашку и Русалку. Что ему нужно? Падаю в объятия Стервятника, а после вижу кровь на его лице и предостерегающий взгляд. Вытираю кровь, уже не спрашивая. Стервятник не разрешает мне выходить и говорит про то, что в эту ночь в кабинете Ральфа останутся все бодрствующие Птицы - две с половиной. Вожак, Дракон, а половина... Половина? Боль и память прошлых мыслей пронзает голову.
Ухожу, чтобы уйти, ссылаясь на недомогание. В коридоре крики и падающая на пол Стикс, драка, сумасшедший Кролик в белом с маской (головой?..) лиса. Мешочник протягивает мне мундштук, а затем ловит за руку и отводит себе за спину. Подальше от Кролика и всех.

Ухожу обратно в кабинет Ральфа, а после Стервятник говорит, что мы должны ждать его. Пятнадцать минут. Часов у нас нет. Приходит измученная Ветер, и я боюсь её трогать, спрашивать... Я помню, как она плакала у стены и кто-то закрывал её от этой страшной ночи. Срываюсь с места, пререкаясь с Драконом, но всё же иду в Кофейник, будучи не в силах ждать. Стервятник там же - жив и цел. Пытается усадить рядом с собой. Нагло сажусь между ним и Мешочником. Тот неуверенно тянет руку, почти незаметно ведёт пальцами по ногам, и чернота ночи выплёскивается из моих глаз в мир. Я слепну, снимаю с руки красную ленту и повязываю на его руку. Боже, если ты есть, скажи мне, зачем?

Крыльцо заливает утренним светом. Мешочник нервно курит, задаваясь вопросом, для кого был этот подарок. Не для него же, не ему же, не может быть, чтобы... Смотрит с испугом. Устало ухмыляюсь и говорю, что ему. Мы уходим обратно, так и не договорившие, скомканные... Он тянет меня, прижимая к стене, и мне становится страшно, отвожу взгляд (нельзя смотреть!), а он, срывая повязку, говорит мне, чтобы я посмотрела. Ну же, Могол, ну... Поднимаю взгляд, сталкиваясь со слепотой и безумием. Он целует меня в лоб. На дрожащих ногах залетаю в Кофейник.

Горю. Полыхаю кровавым огнём. Ищу, нахожу Русалку, наблюдающую за мной, понимающую бессвязные мои слова. Она берёт меня за руку - спокойная, прохладная - и ведёт меня куда-то, где я в воздухе чувствую привкус соли. И железа?.. Открываю глаза в темноте, затухающие огоньки на поверхности, с хохотом падаю в воду, веду руками, остужаюсь. Русалочка тихо смеётся. Свет заливает море на краткий миг, и мы видим, что вода красная. Кровавая. Падаю в воду с хохотом, захлёбываюсь. Мы выходим живые, я смеюсь красному цвету, воде, бегущей с меня, а после...

Кофейник молчит, застыв, смотря в сторону, отводя глаза, но слушая ссору. Большая Птица кутает меня в шаль, надевает на меня первую попавшуюся рубашку - Мешочника...Стервятник почти кричит, я смеюсь и кричу в ответ. Ему всё равно, что за слухи плетут за его спиной. Ему всё равно, что меня не принимает Стая. Он просил, чтобы я никуда не ходила. Он боится потери. Боится до слёз, которых не стесняется. Я запинаюсь, давлюсь словами, но почти выплёвываю:

- Вожаки не плачут.

Он замирает, с укором всматриваясь в моё лицо.

- Я говорю не как Вожак.

Поцелуй накрывает сознание. Кофейник плывёт, утро крадётся всё ближе, но мне ещё нужно о чём-то говорить, я не сказала, не вытянула из себя всю дрянь...
Поэтому наша история после этой изматывающей Ночи заканчивается грустно. "Ты мешаешь мне быть со Стаей" - режет меня Вожак Третьей, и я, вспыхнув, почему-то бегу в кабинет Ральфа. Будто ищу поддержки.

В кабинете Мешочник и Ральф. Воспитатель разочарованно наблюдает, когда Пёс притягивает меня к себе, держит за руку, целует в висок. Я молчу, потому что огонь внутри меня рвёт и мечет, искрит, чернея.
Они говорят о важном. И я осознаю двуликость сидящего рядом со мной парня. Впрочем, Р1 тоже. Не слушайте его, не поддавайтесь...


Don't let me in with no intention to keep me.
Jesus Christ! Don't be kind to me,
Honey, don't feed me, I will come back.

You'll hear me howling outside your door,
Don't you hear me howling, babe?



Лестница полна полустёртых записей и сигаретного дыма. Где-то там, внутри комнат, спит мой любимый человек, а я сижу рядом с Псом, который пытается повернуть моё лицо, посмотреть мне в глаза.

- Ты ведь будешь меня ждать? Ты позовёшь меня?

Я молчу, осознавая тяжесть выбора.
Он повторяет имя.
Он говорит, как его позвать.

- Что ты от меня ждёшь? Я и так в твоей рубашке, подарок на руке...
- Скажи это.
- Нет, я знаю цену словам. И знаю их силу.

Злая, злая улыбка на губах, хитрый взгляд.
Он знает, что я его позову. Зачем?

- В следующий раз, когда я приду, ты будешь выбирать. Между Птицей и Цербером.


Ночь, когда можно говорить, тает на глазах. Ночь, когда было сказано слишком много.

______________

(Federico Garcia Lorca)

Я чувствую...

Я чувствую,
как в жилах
у меня,
расплавив сердце раскаленной страстью,
струится ток багряного огня.

Так погаси же,
женщина, пожар.

Ведь если в нем все выгорит дотла,
одна зола взойдет на пепелище,
одна зола...

@музыка: Hozier – Arsonist's Lullabye, Hozier - It Will Come Back

@темы: Дом, в котором